ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Благодаря высокой квалификации и опыту юристов Бюро, консультирующих по всему спектру вопросов защиты деловой репутации, мы снискали реноме одной из ведущих компаний в "репутационной" области.
 
 
 
 
 

10 ФАКТОВ

Стремление получить не просто хороший, а наилучший результат требует от юриста, кроме академических знаний и практического опыта, способности постоянно исследовать и учиться.
10 фактов о бюро...

компенсация репутационного вреда

Производитель v. roscontrol.com   /  19 мая 2016

Новый Обзор практики Президума ВС РФ в действии. Компенсации репутационного вреда отныне не существует. Пострадавшим предлагается взыскивать убытки…

Вместе с требование о взыскании с ответчика компенсации нематериального (репутационного вреда) в размере 500.000 руб. удовлетворению не подлежит, исходя из следующего.

В соответствии с пунктами 9, 11 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 г., также разъяснено, что по делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).

С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

 

Автошкола v. ОТР   /  25 апреля 2016

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений (пункт 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Окончательный размер компенсации определяется судом, при этом суд не может быть связан с тем размером компенсации, на котором настаивает истец, а исходит из положений части 2 статьи 151, пункта 2 статьи 1101 ГК РФ, согласно которым основополагающим принципом при определении размера подлежащей взысканию компенсации являются требования разумности и справедливости, предполагающие добросовестный баланс своих и чужих интересов, учет имущественного положения причинителя вреда и поведения самого потерпевшего, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

 

Компания v. банк   /  19 апреля 2016

Важное дело… Интересно, как сложиться его судьба в апелляции и кассации.

В этой связи в зависимости от избранного истцом способа защиты нарушенного права компенсация вреда, причиненного деловой репутации, может иметь вид (1) компенсации «материальных убытков», сходное с упущенной выгодой, либо может иметь вид (2) компенсации «нематериальных убытков», к которым не применим термин упущенной выгоды, либо вид (3) компенсации нематериального вреда, не имеющего вообще какого-либо денежного эквивалента (публичное опровержение сведений и т.д.).

В первом случае вред деловой репутации оценивается исходя из имущественных потерь.

Во втором случае вред оценивается исходя из общих последствий (неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

В третьем случае вред вообще не подлежит имущественной оценке, а его возмещение происходит неимущественными средствами.

В этой связи определение правовой природы вреда, причиненного деловой репутации, должно происходить индивидуально в каждом конкретном случае.

Учитывая правовое обоснование и содержания требования о взыскании компенсации репутационного вреда, следует, что истцы руководствовались вторым способом, указав в просительной части компенсацию «нематериальных убытков», о чем свидетельствует отсутствие в исковом заявлении четкого метода подсчета суммы компенсации в общем размере 10.000.000 рублей.

Нематериальным характером данного блага (права) определяется и неимущественный характер вреда, причиняемого потерпевшему в случае нарушения другим лицом данного права, и, соответственно, определяется особый вид защиты — компенсация.

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений.

Компенсация репутационного вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении.

 

Трансаэро vs Общая газета   /  3 ноября 2015

В силу ст. 51 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», не допускается использование прав журналиста в целях распространения слухов под видом достоверных сообщений, а также запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина по признакам его профессии или работы, а также в связи с его политическими убеждениями.

В ходе рассмотрения спора по существу ответчиком не представлено достаточных и достоверных доказательств в подтверждение достоверности опубликованных сведений.

Порядок опровержения не соответствующих действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации, установлен в ст. 44 Закона Российской Федерации 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», согласно которой в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Единственная загадка, каким образом суд усмотрел солидарную ответственность автора и издания.

Истец, воспользуюсь правом, установленным п. 5 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, требует компенсации в общем размере 1.000.000 рублей, однако, суд, исходя из характера нарушения, степени вины нарушителя, недоказанность вероятных убытков, а также, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал возможным уменьшить сумму компенсации до 200.000 рублей.

 

«Диол», «Автоматторг» v. «Авенд»   /  4 июня 2015

Дело о «редиректе»…

Выслушав представителей сторон, изучив представленные в дело доказательства, суд считает, что истцами не доказано, что информация на сайте размещена ответчиками, доводы ответчика о произведенном редиректе не опровергнуты истцами.

Судья Фатеева неплохо расписала условия, при которых возможна компенсация нематериального (репутационного) вреда, со ссылкой на известное Постановление ВАС РФ.

Кроме того, истцами заявленные требования о компенсации нематериального (репутационного) вреда, данные требования не подлежат удовлетворению по следующему:

Согласно Постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2012 года № 17528/11 указано следующее, что на основании пункта 2 статьи 1099 Гражданского кодекса подлежит компенсации нематериальный (репутационный) вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права юридического лица.

Следовательно, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда, при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца), за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство (статья 1100 Гражданского кодекса) не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

Для подтверждения наступления неблагоприятных последствий в виде нематериального вреда деловой репутации истца необходимо установить факт сформированной деловой репутации истца, а также факт утраты доверия к его репутации, следствием чего может быть сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности.

При выявлении причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца суды должны учитывать наличие реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц.

Однако, представителем истцов в обосновании заявленных требований о компенсации нематериального (репутационного) вреда в исковом заявлении не указаны и не представлены доказательства наступления деликтной ответственности.

 

ТОП-3 компенсаций репутационного вреда

Российская арбитражная практика

1. ОАО «ИСКЧ» v. журнал «Русский репортер».
Дела №А40-45451/14, №А40-79718/2013

= 44,4 млн. руб.

первая инстанция (25.10.2013 г.): опубликовать ответ, признать действия незаконными
первая инстанция (29.10.2014 г.): 3,5 млн. руб. компенсации репутационного вреда, 40,8 млн. руб. убытков, удалить интернет-страницы


2. ОАО «Альфа-банк» v. газета «Коммерсантъ».
Дело №А40-40374/04

= 40,8 млн. руб.
первая инстанция (27.10.2004 г.): 300 млн. руб. возмещения репутационного вреда, 20,5 млн убытков, опубликовать опровержение;
апелляция (31.12.2004 г.): убытки снижены до 10,8 млн. руб., в остальной части — без изменения.
кассация (30.03.2005 г.): возмещение репутационного вреда снижено до 30 млн. руб., , в остальной части — без изменения.


3. ЗАО «СУ-155» v. ООО «БФМ.РУ».
Дело №А40-61491/2009

= 10 млн. руб.
первая инстанция (24.12.2009 г.): 10 млн. руб. возмещение вреда деловой репутации, разместить опровержение;
апелляция (13.04.2010 г.): оставить решение без изменения.

 

ИСКЧ (Гемабанк) v. журнал «Русский репортер»   /  30 октября 2014

Арбитражный суд г. Москвы вынес решение по иску российской публичной биотехнологической компании ОАО «Институт стволовых клеток человека» к журналу «Русский репортер» о взыскании убытков, компенсации репутационного вреда и удалении страниц.

Интересы Института представляло наше бюро.

Напомним, что учредитель журнала «Русский репортер» — ЗАО «Медиахолдинг Эксперт» в течение года не исполнял предыдущее решение суда об обязании опубликовать ответ на статью. Второй ответчик — ЗАО «Группа Эксперт», разместил спорную публикацию на своем сайте.

В результате, с ЗАО «Группа Эксперт» (администратор домена) взыскано — 20,4 млн руб. убытков, 2 млн. руб. компенсации репутационного вреда, с ЗАО «Медиахолдинг Эксперт» (учредитель журнала) — 20,4 млн руб. убытков, 1,5 млн. руб. компенсации репутационного вреда. Суд также обязал удалить спорную статью из сети интернет. Решение пока не вступило в законную силу, готовимся к апелляции и кассации. Однако, не теряем надежды на мирный, то есть «мировой», исход дела.

Следует отметить, что размер взысканных убытков и компенсаций в связи с публикациями в СМИ является рекордным не только для нашего бюро, но и для российской судебной практики в целом. Для сравнения, по громкому делу «Альфа-Банк v. газета Коммерсантъ» в итоге было взыскано 10,8 млн руб. убытков и 30 млн. руб. возмещения нематериального вреда.

По словам генерального директора ОАО «ИСКЧ» Артура Исаева: «Несмотря на выигрыш… мы готовы пойти навстречу Русскому Репортеру и ответчикам и заключить мировое соглашение даже на этом этапе. Если же это сделать не удастся, то все 44,4 миллиона рублей мы направим в благотворительные фонды для лечения детей с лейкозами и наследственными заболеваниями».

Из решения суда:

По смыслу вышеуказанных норм закона, для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать нарушение своего права, наличие причинной связи между нарушением права и возникшими убытками, а также размер убытков.

Так, материалы дела свидетельствуют, что истцом доказана противоправность поведения ответчиков, незаконность действий (бездействия), наличие и размер причиненного вреда, вина ответчиков, а также наличие прямой причинной связи между действиями ответчиков и причиненными истцу убытками.

Учитывая, что истцом представлены доказательства, свидетельствующие о причинении убытков юридическому лицу, то суд пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований за счет ответчиков в равных долях.

Что касается требований о взыскании компенсации репутационного вреда, то оно подлежит частичному удовлетворению, исходя при этом из следующего…
юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности, наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновения неблагоприятных последствий.

UPDATE 12/03/2015 — ОАО «ИСКЧ» и журнал «Русский репортер» заключили мировое соглашение.

 

Ариес v. ФАС РФ. 9ААС   /  15 октября 2014

Суд отклоняет доводы ответчика о том, что решение в отношении незаконности его действий вступило в законную силу 20.06.2013 и срок нахождения истца в реестре (до 19.07.2013) является незначительным. Поскольку действия третьего лица, явившиеся основанием включения ООО «Ариес» в реестр были признаны незаконными ранее ФАС России наделенная соответствующими полномочиями обязана была удалить запись из реестра об ООО «Ариес».

Суд считает, что оспариваемые истцом сведения носят порочащий деловую репутацию истца характер, поскольку создают у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о том, что истец, будучи субъектом хозяйственной деятельности, осуществляет ее с грубейшими нарушениями действующего законодательства. Такая информация формирует негативное общественное отношение к хозяйственной деятельности истца и наносит ему репутационный вред.

…В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2012 № 17528/11 сформулирована правовая позиция, согласно которой, если орган государственной власти, иной субъект допустил незаконное вмешательство в осуществление лицом предпринимательской деятельности и в результате вмешательства был причинен вред деловой репутации данного лица, такое лицо должно иметь возможность получить справедливую денежную компенсацию причиненного ему нематериального вреда в соответствии с действующим законодательством…

…Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца), за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство (статья 1100 Гражданского кодекса) не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию…

…Для подтверждения наступления неблагоприятных последствий в виде нематериального вреда деловой репутации истца необходимо установить факт сформированной деловой репутации истца, а также факт утраты доверия к его репутации, следствием чего может быть сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности.

 

Экспоэл v. Гормост   /  16 августа 2014

Так истец просит взыскать 1 000 000руб. нематериального (репутационного) вреда.

Учитывая, что на момент обращения с иском в суд оспариваемые сведения не соответствовали действительности, то суд пришел к выводу о взыскании с ответчика 250 000руб. компенсации, поскольку истцом представлены доказательства, свидетельствующие о наступлении для него неблагоприятных последствий, в связи с направлением обращений от юридических лиц об отказе от коммерческих предложений.

 

ФОРА-банк v. banki.ru   /  17 июня 2014

При этом суд исходит из того, что отзыв был размещен ответчиком Горбуновым А.В., в связи с чем обязанность по опубликованию резолютивной части решения суд возлагает на Горбунова А.В. Обязанность по удалению с сайта оспоренных истцом сведений и обеспечению размещения резолютивной части решения суд возлагает на ответчика ООО «Информационное агентство «Банки.ру», как владельца сайта banki.ru в сети Интернет.

В то же время, суд не находит оснований для удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика Горбунова А.В. суммы компенсации репутационного вреда. По мнению суда, удовлетворение требования о признании размещенных сведений не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию АКБ «ФОРА-БАНК» (ЗАО) отвечает цели защиты нарушенных прав истца и соответствует неблагоприятным последствиям размещения указанных сведений для истца. При этом суд также учитывает невозможность установления достоверности размещенных сведений, исходя из процедуры хранения денежных средств в индивидуальном банковском сейфе.

 

Газпром Нефтехим Салават vs Московский комсомолец   /  6 декабря 2013

О соразмерности компенсации…

Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации

Таким образом, ответчик, как редакция СМИ, отвечающая за размещение информации, ее содержание, должен опровергнуть оспариваемые сведения, а также возместить репутационный вред, причиненный истцу их распространением в размере 200 000 руб. на основании ст. 152 ГК РФ.

 

ОАО «Пластик» vs «Московский комсомолец»   /  17 января 2013

Фирменное наименование истца прямо в публикации не указано, что не препятствует однозначному восприятию указанных сведений как относящихся к истцу, о чем свидетельствует указание названия «Пластик» и места нахождения – Брянщина. ОАО «Пластик» зарегистрировано в качестве юридического лица на территории Брянской области. Предприятие существует, как видно из представленных истцом доказательств, несколько десятков лет. Так, решением от 18.09.1972 Брянский завод бытовой химии и пластмассовых изделии был переименован в Брянский завод пластмассовых изделий. В дальнейшем в результате ряда переименований предприятие стало называться ОАО «Пластик». Доказательств того, что в Брянской области имеется иное предприятие, которое могло бы быть названо «завод «Пластик», не представлено. Исходя из изложенного, суд оценивает спорные сведения как относящиеся к деятельности истца.

В спорной публикации утверждается, что завод «Пластик» был пущен по миру, т.е. разорен, приведен в неустойчивое финансовое состояние. Доказательств, подтверждающих достоверность этих сведений, ответчик в порядке ст. 65 АПК РФ не представил. Вместе с тем, в деле имеется бухгалтерский баланс Общества по состоянию на 31.12.11, который содержит сведения также по состоянию на 31.12.09 и 31.12.10. Из баланса следует, что за три года последовательно растет размер основных средств, дебиторской задолженности, нераспределенной прибыли, снижается размер кредиторской задолженности, что в совокупности опровергает распространенные в статье сведения…

…Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении, при этом при определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства: если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. Подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений (пункт 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

Роосбликпром v. telejob.ru. ВАС РФ   /  7 августа 2012

Также суды пришли к выводу о том, что указанные сведения порочат и умаляют деловую репутацию ООО «Роосбликпром», поскольку способны убедить неопределенный круг лиц, ознакомленный с ними, в том, что общество производит и поставляет в торговую сеть некачественную продукцию и обманывает контрагентов, следовательно, проявляет недобросовестность при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушает нормы действующего законодательства.

При этом суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Груши П.В. 500 000 рублей в качестве возмещения нематериального (репутационного) вреда.

Между тем, изменяя решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций в части и уменьшая размер нематериального (репутационного) вреда, подлежащего взысканию с Груши П.В. с 500 000 до 100 000 рублей, суд кассационной инстанции руководствовался положениями части 2 статьи 151, пункта 2 статьи 1101 ГК РФ, согласно которым основополагающим принципом при определении размера подлежащей взысканию компенсации являются требования разумности и справедливости, предполагающие добросовестный баланс своих и чужих интересов, учет имущественного положения причинителя вреда и поведения самого потерпевшего, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

Суд указал, что при рассмотрении настоящего дела арбитражными судами, уменьшившими заявленную истцом компенсацию до 500 000 рублей, не были применены в полном объеме положения статьи 1101 ГК РФ, предусматривающие учет требования разумности и справедливости при определении размера компенсации нематериального вреда, а также не было учтено, что размер указанной компенсации не может быть определен, исходя из стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением порочащих сведений.

 

РБК vs Никамед   /  2 июля 2012

Требование истца о взыскании с ответчика солидарно в порядке денежной компенсации причиненного ущерба деловой репутации подлежит отклонению, исходя из следующего.

В соответствии с п.5 ст.152 ГК РФ, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений, требовать возмещение убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно п.7 ст.152 ГК РФ, правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяется к защите деловой репутации юридического лица.

Однако, статья 152 ГК РФ не предусматривает денежной компенсации причиненного ущерба деловой репутации.

Компенсация морального вреда, как он определен статьей 151 ГК РФ – физические или нравственные страдания, противоречит природе юридического лица и является несовместимой с его сущностью.

 

Сеанавто vs АвтоТрансИнфо   /  30 июня 2012

Предложенный истцом текст опровержения подлежит приведению в соответствие с требованиями статьи 44 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации». При определении суммы компенсации судом учтено широкое распространение сети «Интернет» как способа поиска контрагентов в сфере предпринимательской деятельности и, в частности в области грузоперевозок. Принадлежащий ответчику сайт «АвтоТрансИнфо» объединяет 116 322 участника, системой постоянно пользуются десятки тысяч фирм из различных регионов России, Украины, стран Балтии, Европы. Ежедневно в базе данных размещается более 25 000 новых заявок на перевозку грузов и 15 000 предложений попутного транспорта. В силу всеобщей доступности, удобства, простоты и скорости распространения информации она становится известной широкому кругу потенциальных участников рынка грузоперевозок. Суд также принимает во внимание продолжительность распространения информации и отказ ответчика ее удалить в досудебном порядке после предъявления соответствующего требования. Компенсация в 1 000 000 руб. представляется суду в сложившейся ситуации справедливой мерой ответственности, адекватной вреду, причиненному деловой репутации истца.