ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Благодаря высокой квалификации и опыту юристов Бюро, консультирующих по всему спектру вопросов защиты деловой репутации, мы снискали реноме одной из ведущих компаний в "репутационной" области.
 
 
 
 
 

10 ФАКТОВ

Стремление получить не просто хороший, а наилучший результат требует от юриста, кроме академических знаний и практического опыта, способности постоянно исследовать и учиться.
10 фактов о бюро...

суд с газетой

Энергетики v. АиФ   /  23 марта 2016

Поскольку судом установлен порочащий характер оспариваемых сведений, а также с учетом того, что распространение данных сведений осуществлялось путем размещения их на сайте, принадлежащем ответчику, то в соответствии с п. 2 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации суд обязал ответчика опубликовать опровержение по настоящему делу.
Таким образом, суд пришел к выводу, что иск следует удовлетворить, так как истец доказал факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При этом в арбитражном процессе предполагается добросовестность процессуального поведения сторон, пока обратное не доказано допустимыми доказательствами, в частности вступившим в законную силу приговором по уголовному делу.

 

Трансаэро vs Общая газета   /  3 ноября 2015

В силу ст. 51 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», не допускается использование прав журналиста в целях распространения слухов под видом достоверных сообщений, а также запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина по признакам его профессии или работы, а также в связи с его политическими убеждениями.

В ходе рассмотрения спора по существу ответчиком не представлено достаточных и достоверных доказательств в подтверждение достоверности опубликованных сведений.

Порядок опровержения не соответствующих действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации, установлен в ст. 44 Закона Российской Федерации 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», согласно которой в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Единственная загадка, каким образом суд усмотрел солидарную ответственность автора и издания.

Истец, воспользуюсь правом, установленным п. 5 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, требует компенсации в общем размере 1.000.000 рублей, однако, суд, исходя из характера нарушения, степени вины нарушителя, недоказанность вероятных убытков, а также, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал возможным уменьшить сумму компенсации до 200.000 рублей.

 

Агентство недвижимости v. Московский комсомолец   /  10 августа 2015

Еще одно доказательство того, что требование о публикации ответа лучше требования об опровержении…

При рассмотрении дел данной категории необходимо также учитывать, что в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.Частью 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. предусмотрено, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Согласно ст. 38 Закона Российской Федерации от 21.12.91 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – Закон «О средствах массовой информации») граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию, излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью (п.п. 1 и 9 ст. 47 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06. 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» разъяснено, что выбор законного способа поиска информации осуществляется журналистом и редакцией самостоятельно, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральными законами.

Проанализировав и оценив, как опровергаемые истцом сведения в частности, так и статью в целом, в совокупности с представленными доказательствами, суд пришел к выводу

об отсутствии правовых оснований, предусмотренных ст. 152 ГК РФ, для удовлетворения требований.

Оспариваемые фразы носят оценочный характер, контекст повествования свидетельствует о выражении автором статьи своего мнения.

 

К. v. газета «Известия»   /  2 июня 2015

При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Исходя из этого, дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности неподведомственны судам общей юрисдикции.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», при применении пункта 5 части первой статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо учитывать, что дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подлежат рассмотрению в арбитражных судах и в случае привлечения к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том числе автора распространенных сведений.

Суд апелляционной инстанции полагает, что заявленные требования истца подпадают под категорию споров о защите деловой репутации, рассматриваемых арбитражными судами применительно к пункту 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из содержания искового заявления, спор по настоящему делу носит экономический характер, связан с осуществлением истцом, как бывшим генеральным директором ЗАО «Межрегионэнергогаз», предпринимательской деятельности.

Информация, которая оспорена истцом в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, как порочащие сведения, касается вопросов осуществления экономической (предпринимательской) деятельности руководителя коммерческой организации, нарушающего заключенные торговые контракты с иностранными поставщиками-партнерами.

Таким образом, содержание искового заявления свидетельствует о том, что заявленные требования возникли в сфере осуществления предпринимательской деятельности.

 

Инвестторгбанк v. Известия   /  7 июля 2014

Типичная ситуация и типичная, увы, ошибка коллег. Ответчиком выступила редакция, которая не является юридическом лицом…

В своем ходатайстве о приобщении документов , поступившего в суд 29.04.2014 г., истец указывает , что выписка из ЕГРЮЛ не может быть представлена, так как редакция «Известий» не является юридическим лицом, а статусом юридического лица обладает учредитель ОАО «Редакция газеты «Известия».

Однако истец не заявил о замене указанного им ответчика редакцию «Известий» на ОАО «Редакция газеты «Известия» или привлечения указанного общества к участию в деле в качестве ответчика, а ссылаясь на ст. 43 ФЗ «О средствах массовой информации настаивал о своих требованиях к редакции «Известий».

В указанной статье предусмотрено, что гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство, которые были распространены в данном средстве массовой информации.

Однако такая формулировка ст. 43 Закона не раскрывает понятие редакции и не исключает предъявление иска в соответствии с требованиями ст.ст. 27,40, 44 АПК РФ к организации, являющейся юридическим лицом.

 

Газпром Нефтехим Салават vs Московский комсомолец   /  6 декабря 2013

О соразмерности компенсации…

Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации

Таким образом, ответчик, как редакция СМИ, отвечающая за размещение информации, ее содержание, должен опровергнуть оспариваемые сведения, а также возместить репутационный вред, причиненный истцу их распространением в размере 200 000 руб. на основании ст. 152 ГК РФ.

 

УОМЗ vs «Российские вести»   /  20 августа 2013

О «частном вопросе»:

В приведенном фрагменте информация представлена в форме вопроса. По общему правилу сведения, изложенные в вопросительной форме, не являются утверждением. Однако в русской грамматике выделяется такой тип вопросительных предложений как частный вопрос. При постановке таких вопросов автор стремится получить сведения о каких-либо определенных аспектах ситуации, неизвестных читателям. Вместе с тем утверждения о каких-либо фактах в представленных вопросах под сомнение не ставятся.

 

ОАО «Пластик» vs «Московский комсомолец»   /  17 января 2013

Фирменное наименование истца прямо в публикации не указано, что не препятствует однозначному восприятию указанных сведений как относящихся к истцу, о чем свидетельствует указание названия «Пластик» и места нахождения – Брянщина. ОАО «Пластик» зарегистрировано в качестве юридического лица на территории Брянской области. Предприятие существует, как видно из представленных истцом доказательств, несколько десятков лет. Так, решением от 18.09.1972 Брянский завод бытовой химии и пластмассовых изделии был переименован в Брянский завод пластмассовых изделий. В дальнейшем в результате ряда переименований предприятие стало называться ОАО «Пластик». Доказательств того, что в Брянской области имеется иное предприятие, которое могло бы быть названо «завод «Пластик», не представлено. Исходя из изложенного, суд оценивает спорные сведения как относящиеся к деятельности истца.

В спорной публикации утверждается, что завод «Пластик» был пущен по миру, т.е. разорен, приведен в неустойчивое финансовое состояние. Доказательств, подтверждающих достоверность этих сведений, ответчик в порядке ст. 65 АПК РФ не представил. Вместе с тем, в деле имеется бухгалтерский баланс Общества по состоянию на 31.12.11, который содержит сведения также по состоянию на 31.12.09 и 31.12.10. Из баланса следует, что за три года последовательно растет размер основных средств, дебиторской задолженности, нераспределенной прибыли, снижается размер кредиторской задолженности, что в совокупности опровергает распространенные в статье сведения…

…Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении, при этом при определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства: если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. Подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений (пункт 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

Уралхим vs Газета «Трибуна»   /  1 ноября 2012

Суд посчитал, что использование таких слов и выражений как ««Уралхим» … сам загрязняет окружающую среду и не соблюдает экологическое законодательство», «критическая экологическая обстановка на химических предприятиях «Уралхима», «…сотрудников Росприроднадзора и вовсе перестали пускать на предприятие», «Минприроды заявляло о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении руководства ОАО «ВМУ», «После очередного выброса паров серной кислоты в атмосферу…», «… мощности самого «Уралхима» изношены настолько, что угроза техногенной катастрофы нависла над каждым из городов присутствия холдинга», «происходят постоянные аварии, в том числе с человеческими жертвами», «… прибыль холдинга Дмитрия Мазепина оседает на счетах аффинированных с «Уралхимом» посреднических структур», а также общий контекст статьи, характер ее изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию как порочащую, поскольку являются утверждениями о нарушениях истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в общественной жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности.

Кроме того, названные утверждения порочат деловую репутацию истцов, поскольку создают у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о том, что истцы, будучи субъектами хозяйственной деятельности, осуществляют ее с грубейшими нарушениями действующего законодательства. Такие утверждения формируют негативное общественное отношение к хозяйственной деятельности истцов и наносят им репутационный вред.

Такие утверждения формирует негативное общественное отношение к деловой (хозяйственной) деятельности истца и наносят ему репутационный вред.