ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Благодаря высокой квалификации и опыту юристов Бюро, консультирующих по всему спектру вопросов защиты деловой репутации, мы снискали реноме одной из ведущих компаний в "репутационной" области.
 
 
 
 
 

10 ФАКТОВ

Стремление получить не просто хороший, а наилучший результат требует от юриста, кроме академических знаний и практического опыта, способности постоянно исследовать и учиться.
10 фактов о бюро...

Судебная практика

Астрент в делах о защите репутации   /  24 февраля 2021

Согласно пункту 1 статьи 308.3 ГК РФ, в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

В пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление № 7) разъяснено, что на основании пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (статья 304 ГК РФ), судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (далее — судебная неустойка).

Уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства, не освобождает должника от исполнения его в натуре, а также от применения мер ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение (пункт 2 статьи 308.3 ГК РФ).

В пункте 32 Постановления № 7 указано, что, удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения. Размер присуждаемой суммы определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ).

При этом в результате такого присуждения исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение.

 

РСПП v. «Эхо Москвы»   /  24 февраля 2021

Российский союз промышленников и предпринимателей решил посудиться с радиостанцией «Эхо Москвы», но ошибся с подведомственностью. По мнению судьи Анны Мищенко спор не имеет экономического характера и находится в компетенции судов общей юрисдикции.

Таким образом, определяющим критерием для отнесения дела о защите деловой репутации к подведомственности арбитражного суда, является связь деловой репутации, в защиту которой заявлен иск, с предпринимательской и иной экономической деятельности истца, то есть экономический характер оспариваемых сведений.

Таким образом, в предмет исследования арбитражного суда по вопросу о подведомственности конкретного спора о защите деловой? репутации входит установление того, связан ли спор с предпринимательской? и иной? экономической? деятельностью истца.

Критериями отнесения спора к подведомственности арбитражного суда являются субъектный состав, а также экономический характер спора, применяемые в совокупности.

Исходя из предмета и основания иска, оспариваемые Истцом сведения не имеют экономического характера, не относятся к осуществлению РСПП соответствующей целям его создания предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

Юристы v. antijob.net и antijob.info   /  20 февраля 2021

К особенностям предмета доказывания по иску о защите деловой репутации относится разграничение фактологических и оценочных суждений, поскольку только первые при их порочащем характере могут быть в целях защиты репутации квалифицированы как злоупотребление свободой мнений и повлечь за собой меры гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, предметом опровержения в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ, могут выступать сведения как утверждения о фактах, то есть о тех или иных действительных, вполне реальных событиях, действиях, которые могут характеризоваться как конкретность деяния, дата, субъективный состав. Именно подобные утверждения поддаются проверке на соответствие или несоответствие их действительности.

 

«Вам письмо»: порочащая переписка акционеров   /  18 февраля 2021

Истец принес в суд нотариальный осмотр письма, которое неоднократно пересылалось. Суд счел подобное доказательство неубедительным:

Суд считает, что представленный истцом протокол нотариального осмотра не является безусловным доказательством распространения именно ответчиком оспариваемых сведений, поскольку вложенные письма многократно пересылались от одного адресата к другому. Указанная процедура пересылки не гарантирует достоверности текстов первоначальных писем и содержащихся в них вложений. При пересылке писем существует техническая возможность изменить текст писем и содержащихся в них вложений (файлов). Кроме того, из протокола невозможно установить, что одно из писем было направлено именно G.

 

Риэлторы v. pravogolosa.net   /  18 февраля 2021

Подобная форма выражения мнения, в том числе с использованием приведенных в заявлении высказываний, является оскорбительной по отношению к заявителю, выходит за пределы прав, предоставленных статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации.

Спорные высказывания, хоть и носят субъективный и оценочный характер, тем не менее, вредят репутации заявителя, т.к. являются оскорбительными, содержат посыл, выраженный в виде предостережения для потенциальных сотрудников и клиентов заявителя от использования предлагаемых им услуг, что может повлечь убытки для заявителя в дальнейшем.

 

Арбитражный управляющий v. дольщик   /  11 февраля 2021

Оспариваемая N информация, содержащая сведения о фактах, соответствие действительности которых доступно для проверки, признается судом утверждением, указывающим на недобросовестность истца при осуществлении им предпринимательской и деятельности в качестве арбитражного управляющего. При этом, доказательства, которые бы подтвердили факт того, что истец грубо нарушал положения Закона о банкротстве, что привело к причинению убытков должникам-застройщикам, его кредиторам, а также совершал преступления (рейдерство). В представленных в материалы дела документах отсутствуют какие-либо решения правоохранительных или судебных органов, подтверждающие изложенные выше факты.
Деловая репутация, являясь видовым понятием, представляет собой набор качеств и оценок, с которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов, клиентов, потребителей и персонифицируется среди других профессионалов в той или иной области деятельности. В международной практике деловая репутация является объектом коммерческого оборота.

Таким образом, деловая репутация является правовой категорией, умаление которой несет для участников хозяйственного оборота правовые последствия негативного характера.

 

Астролог-хиромант v. НТВ («Чрезвычайное происшествие»)   /  10 февраля 2021

…данные фразы не могут быть проверены на их соответствие действительности, поскольку они являются отзывами и субъективными мнениями, выраженными участниками сюжета программы…

Доводы жалобы о порочащем характере спорных сведений являются субъективным мнением истца и его представителей, основанном на собственном восприятии содержания спорного сюжета программы статьи, и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела
Поскольку оспариваемые фразы не были признаны судом не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца судом также правомерно отказано в требовании об удалении информации и удалении страницы по соответствующим ссылкам.

 

Туристический сервис v. reviewscompanies.club, otzovik.com, antijob.net, retwork.com и др.   /  8 февраля 2021

Еще раз о различии судебной практики защиты деловой репутации в Москве и регионах. В Арбитражном суде г. Москвы подобное «пакетное» (более 100 сайтов без указания конкретных фраз) признание сведений порочащими немыслимо.

Любопытны отсылки суда на ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»:

Согласно части 2 статьи 5 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — Закон о защите информации) в зависимости от категории доступа к информации она подразделяется на общедоступную информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа). В силу части 1 статьи 10 указанного Федерального закона распространение информации в Российской Федерации осуществляется свободно при соблюдении требований, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 15 Закона о защите информации на территории Российской Федерации использование информационно-телекоммуникационных сетей осуществляется с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области связи, настоящего Федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

В соответствии с частью 5 статьи 5 Закона о защите информации передача информации посредством использования информационно-телекоммуникационных сетей осуществляется без ограничений при условии соблюдения установленных федеральными законами требований к распространению информации и охране объектов интеллектуальной собственности; передача информации может быть ограничена только в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Закона о защите информации ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Пункт 6 статьи 10 Закона о защите информации запрещает распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или — религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность.

Таким образом, предусмотрен запрет на распространение информации, за которую может быть установлена уголовная ответственность. Одним из уголовно наказуемых деяний в соответствии с законодательством Российской Федерации является клевета — распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (статья 128.1 УК РФ).

 

Производитель телефонов v. ferra.ru («Рамблер Групп»)   /  4 февраля 2021

Суд признает обоснованным довод истца о том, что в редакции статьи ответчика применительно к утверждению о факте в указанной выше части, фрагмент носит уничижительные сравнения, формирующие мнение об истце отрицательного характера, носят оскорбительный характер в отношении истца.

Суд посчитал, что общий контекст, характер изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию в указанной выше части как выраженную в виде утверждения о фактах как порочащую, поскольку указанные сведения являются утверждениями о ведении истцом деятельности по выводу на рынок низкокачественной продукции.

Никогда не угадаешь, что же отечественный суд признает оскорбительным:

Так, в предложении «А практика заключается в том, что смартфоны нормальные (если считаете, что нет, то это вы ещё в X не «вступали» ногой)» содержится устойчивый фразеологизм «не вступали ногой». Самое этичное толкование продолжения данного фразеологизма представляет собой «не вступали ногой в лужу, в грязь и пр.». Фразеологизм имеет ярко выраженное однозначно оскорбительное толкование.

Еще удивительнее мнение судьи об «исковой давности»:

Как установлено судом в ходе судебного разбирательства по делу, спорные сведения опубликованы в материале 28.12.2018 Учитывая изложенное исчисление срока исковой давности начинается с 29.12.2018, при этом каких-либо доводов о том, что истцу о спорной публикации стало известно позднее официальной даты публикации истец не заявил.
Согласно ч. 10 ст. 152 ГК РФ правила пунктов 1 — 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.
Как указано выше, ответчик является средством массовой информации действующим на основании свидетельства ЭЛ № ФС 77 — 68741 от 17.02.2017 года СМИ сетевого издания Ferra.ru.

При указанных обстоятельствах, с учетом установленной даты фактической публикации – 28.12.2018г., окончанием срока исковой давности на обращение в суд с соответствующим требованием является 29.12.2019г. Следовательно, исковое заявление предъявлено с нарушением срока исковой давности, более чем на 1,5 года.

При этом каких-либо пояснений относительно причин пропуска срока исковой давности истцом не представлено.

 

Предприниматель v. Роскомнадзор   /  2 февраля 2021

Предприниматель получил решение о признании сведений не действительными и порочащими по п. 8 ст. 152 ГК РФ, то есть установил «факт, имеющий юридическое значение». Но потом его ожидало разочарование: каким-то необъяснимым образом получив исполнительный лист, он попытался «исполнить» решение суда. Разумеется, пристав в возбуждении исполнительного производства отказал, ибо никакого требования резолютивная часть решения не содержала.

Не остановившись на достигнутом, предприниматель повторно обратился в суд с иском к Роскомнадзору с требование «обязать ограничить и заблокировать доступ к информационным ресурсам». Результат, увы, ожидаем:

Судом установлено, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, что является самостоятельным основанием для отказа в заявленных требованиях.

Ответчик, возражая по существу заявленных требований, пояснил, что ограничение доступа к страницам сайтов в сети «Интернет» на основании решения суда возможно в случае признания информации, содержащейся на таком сайте в сети «Интернет», запрещённой к распространению на территории Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — Федеральный закон № 149-ФЗ) в целях пресечения распространения запрещённой информации в сети «Интернет» создана единая автоматизированная информационная система «Единый реестр доменных имён, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» (далее — Единый реестр). Полномочия по созданию, формированию и ведению Единого реестра отнесены к компетенции Роскомнадзора.

Как установлено пунктом 2 части 5 статьи 15.1 Федерального закона № 149-ФЗ, одним из оснований для внесения сведений о сайте в сети «Интернет» является решение суда о признании информации, распространяемой посредством сети «Интернет», информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Таким образом, ограничение доступа к сайту в сети «Интернет» не может быть осуществлено Роскомнадзором в отсутствие судебного решения о признании информации, размещённой на таком сайте, запрещённой к распространению на территории Российской Федерации.

В рамках настоящего дела вопрос о признании информации запрещённой к распространению на территории Российской Федерации не рассматривается, в связи с чем, правовые основания для принятия Роскомнадзором мер по ограничению доступа к информации, размещённой на странице сайта в сети «Интернет», отсутствуют.

 

Девятая апелляция о форме и содержании опровержения   /  25 января 2021

Хитрый ответчик, исполняя решение суда, решил присовокупить к тексту опровержения дополнительные «разъяснения». Дважды опороченный истец такое не стерпел и повторно обратился в суд. В результате ответчика обязали отправить повторное, «правильное» опровержение.

Иными словами — «первоначальное письмо» и то, что написано сразу после текста опровержения (содержания резолютивной части решения Арбитражного суда г. Москвы по делу №А40-89355/18-5-178) — это два совершенно разных текста. Более того, не надо быть экспертом-лингвистом, чтобы сделать такой вывод, достаточно лишь прочитать оба текста, чтобы убедиться в этом. Суд не возлагал на ответчика обязанности, как и не давал ему права, делать такие разъяснения, сообщать что-либо об ООО «N» «с учетом новых обстоятельств» в адрес указанных лиц.

Изложенные в сообщении данные представлены в утвердительной форме, в связи с чем указанная информация не является выражением субъективного взгляда и может быть проверена на предмет соответствия действительности. Следовательно, направленные ответчиком письма содержат сведения, порочащие деловую репутацию истца, поскольку создает у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о ненадлежащем исполнении обязательств.

 

Кооператив v. Телеканал 360   /  25 января 2021

Удовлетворяя настоящий иск, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статьи 150, пунктов 9 и 11 статьи 152, пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 №508-О, исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, учитывая, что вступление в силу с 01.10.2013 новой редакции статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица, установив, что часть оспариваемых истцом сведений, являются порочащими деловую репутацию кредитного потребительского кооператива «N», при этом доказательств соответствия действительности данных сведений не представлено, исходя из того, что истцом доказано как наличие сформированной положительной репутации применительно к виду деятельности на момент публикации сведений и наступления неблагоприятных для нее последствий (т.е. умаления деловой репутации), утраты к нему доверия после публикации (сокращение числа пайщиков, отказ от дальнейшего сотрудничества), пришли к выводу об удовлетворении заявленных истцом требований.

 

Автосалон v. otzovik.com   /  15 января 2021

Как указано в п. 11 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести и достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016, в том случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства.

В соответствии со статьями 30 и 218 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке особого производства дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 219 АПК РФ заявитель вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об установлении фактов, имеющих юридическое значение, только если у заявителя отсутствует возможность получить или восстановить надлежащие документы, удостоверяющие эти факты, и если федеральным законом или иным нормативным правовым актом не предусмотрен иной внесудебный порядок установления соответствующих фактов.
Авторов спорных отзывов установить не представляется возможным, в связи с чем, лиц, опубликовавших сведения, которые заявитель считает не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию, не установлено. Сведения распространены в сети интернет на интернет сайтах, ресурсы которых технически и технологически объективно доступны неопределенному кругу лиц, что не исключает возможность их анонимного использования, в том числе в противоправных целях, например, для распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию (Постановление Конституционного Суда РФ от 09.07.2013 г. №18-П).

Таким образом, настоящее заявление рассматривается судом как заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

 

Как выбрать юриста по защите деловой репутации?   /  1 января 2021

Судебная защита деловой репутации — одна из самых сложных областей гражданского права, а процент отказов в исковых требованиях — один из самых высоких в российской судебной практике.

Тем выше, по нашему мнению, должны быть требования к выбору юриста или адвоката, которому вы хотите доверить защиту своей деловой репутации.

На ваш суд представляем нехитрые правила, которые помогут не ошибиться при выборе…

 

Адвокат или юрист по защите деловой репутации?   /  1 января 2021

Достаточно часто к нами приходят клиенты, которые уже попытали свое счастье в суде, обратившись к адвокатам по защите деловой репутации или юристам по защите деловой репутации. Как это, увы, часто бывает, эти адвокаты и юристы на поверку оказались «специалистами широкого профиля», спектр услуг которых простирался от защиты пострадавших в ДТП до бракоразводных процессов.

Степень специализации в юридической профессии такова, что ее можно сравнить с врачебным делом. Никому не придет в голову лечить зубы у офтальмолога или вправлять вывих у лор-врача. Точно такая же ситуация сложилась в юриспруденции.

С каким последствиями вы можете столкнуться, обратившись к подобным юристам и адвокатам «многостаночникам»?..