ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Благодаря высокой квалификации и опыту юристов Бюро, консультирующих по всему спектру вопросов защиты деловой репутации, мы снискали реноме одной из ведущих компаний в "репутационной" области.
 
 
 
 
 

10 ФАКТОВ

Стремление получить не просто хороший, а наилучший результат требует от юриста, кроме академических знаний и практического опыта, способности постоянно исследовать и учиться.
10 фактов о бюро...

Защита деловой репутации

Астрент в делах о защите репутации   /  24 февраля 2021

Согласно пункту 1 статьи 308.3 ГК РФ, в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

В пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление № 7) разъяснено, что на основании пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (статья 304 ГК РФ), судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (далее — судебная неустойка).

Уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства, не освобождает должника от исполнения его в натуре, а также от применения мер ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение (пункт 2 статьи 308.3 ГК РФ).

В пункте 32 Постановления № 7 указано, что, удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения. Размер присуждаемой суммы определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ).

При этом в результате такого присуждения исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение.

 

РСПП v. «Эхо Москвы»   /  24 февраля 2021

Российский союз промышленников и предпринимателей решил посудиться с радиостанцией «Эхо Москвы», но ошибся с подведомственностью. По мнению судьи Анны Мищенко спор не имеет экономического характера и находится в компетенции судов общей юрисдикции.

Таким образом, определяющим критерием для отнесения дела о защите деловой репутации к подведомственности арбитражного суда, является связь деловой репутации, в защиту которой заявлен иск, с предпринимательской и иной экономической деятельности истца, то есть экономический характер оспариваемых сведений.

Таким образом, в предмет исследования арбитражного суда по вопросу о подведомственности конкретного спора о защите деловой? репутации входит установление того, связан ли спор с предпринимательской? и иной? экономической? деятельностью истца.

Критериями отнесения спора к подведомственности арбитражного суда являются субъектный состав, а также экономический характер спора, применяемые в совокупности.

Исходя из предмета и основания иска, оспариваемые Истцом сведения не имеют экономического характера, не относятся к осуществлению РСПП соответствующей целям его создания предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

«Вам письмо»: порочащая переписка акционеров   /  18 февраля 2021

Истец принес в суд нотариальный осмотр письма, которое неоднократно пересылалось. Суд счел подобное доказательство неубедительным:

Суд считает, что представленный истцом протокол нотариального осмотра не является безусловным доказательством распространения именно ответчиком оспариваемых сведений, поскольку вложенные письма многократно пересылались от одного адресата к другому. Указанная процедура пересылки не гарантирует достоверности текстов первоначальных писем и содержащихся в них вложений. При пересылке писем существует техническая возможность изменить текст писем и содержащихся в них вложений (файлов). Кроме того, из протокола невозможно установить, что одно из писем было направлено именно G.

 

Производитель телефонов v. ferra.ru («Рамблер Групп»)   /  4 февраля 2021

Суд признает обоснованным довод истца о том, что в редакции статьи ответчика применительно к утверждению о факте в указанной выше части, фрагмент носит уничижительные сравнения, формирующие мнение об истце отрицательного характера, носят оскорбительный характер в отношении истца.

Суд посчитал, что общий контекст, характер изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию в указанной выше части как выраженную в виде утверждения о фактах как порочащую, поскольку указанные сведения являются утверждениями о ведении истцом деятельности по выводу на рынок низкокачественной продукции.

Никогда не угадаешь, что же отечественный суд признает оскорбительным:

Так, в предложении «А практика заключается в том, что смартфоны нормальные (если считаете, что нет, то это вы ещё в X не «вступали» ногой)» содержится устойчивый фразеологизм «не вступали ногой». Самое этичное толкование продолжения данного фразеологизма представляет собой «не вступали ногой в лужу, в грязь и пр.». Фразеологизм имеет ярко выраженное однозначно оскорбительное толкование.

Еще удивительнее мнение судьи об «исковой давности»:

Как установлено судом в ходе судебного разбирательства по делу, спорные сведения опубликованы в материале 28.12.2018 Учитывая изложенное исчисление срока исковой давности начинается с 29.12.2018, при этом каких-либо доводов о том, что истцу о спорной публикации стало известно позднее официальной даты публикации истец не заявил.
Согласно ч. 10 ст. 152 ГК РФ правила пунктов 1 — 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.
Как указано выше, ответчик является средством массовой информации действующим на основании свидетельства ЭЛ № ФС 77 — 68741 от 17.02.2017 года СМИ сетевого издания Ferra.ru.

При указанных обстоятельствах, с учетом установленной даты фактической публикации – 28.12.2018г., окончанием срока исковой давности на обращение в суд с соответствующим требованием является 29.12.2019г. Следовательно, исковое заявление предъявлено с нарушением срока исковой давности, более чем на 1,5 года.

При этом каких-либо пояснений относительно причин пропуска срока исковой давности истцом не представлено.

 

Предприниматель v. Роскомнадзор   /  2 февраля 2021

Предприниматель получил решение о признании сведений не действительными и порочащими по п. 8 ст. 152 ГК РФ, то есть установил «факт, имеющий юридическое значение». Но потом его ожидало разочарование: каким-то необъяснимым образом получив исполнительный лист, он попытался «исполнить» решение суда. Разумеется, пристав в возбуждении исполнительного производства отказал, ибо никакого требования резолютивная часть решения не содержала.

Не остановившись на достигнутом, предприниматель повторно обратился в суд с иском к Роскомнадзору с требование «обязать ограничить и заблокировать доступ к информационным ресурсам». Результат, увы, ожидаем:

Судом установлено, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, что является самостоятельным основанием для отказа в заявленных требованиях.

Ответчик, возражая по существу заявленных требований, пояснил, что ограничение доступа к страницам сайтов в сети «Интернет» на основании решения суда возможно в случае признания информации, содержащейся на таком сайте в сети «Интернет», запрещённой к распространению на территории Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — Федеральный закон № 149-ФЗ) в целях пресечения распространения запрещённой информации в сети «Интернет» создана единая автоматизированная информационная система «Единый реестр доменных имён, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» (далее — Единый реестр). Полномочия по созданию, формированию и ведению Единого реестра отнесены к компетенции Роскомнадзора.

Как установлено пунктом 2 части 5 статьи 15.1 Федерального закона № 149-ФЗ, одним из оснований для внесения сведений о сайте в сети «Интернет» является решение суда о признании информации, распространяемой посредством сети «Интернет», информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Таким образом, ограничение доступа к сайту в сети «Интернет» не может быть осуществлено Роскомнадзором в отсутствие судебного решения о признании информации, размещённой на таком сайте, запрещённой к распространению на территории Российской Федерации.

В рамках настоящего дела вопрос о признании информации запрещённой к распространению на территории Российской Федерации не рассматривается, в связи с чем, правовые основания для принятия Роскомнадзором мер по ограничению доступа к информации, размещённой на странице сайта в сети «Интернет», отсутствуют.

 

Девятая апелляция о форме и содержании опровержения   /  25 января 2021

Хитрый ответчик, исполняя решение суда, решил присовокупить к тексту опровержения дополнительные «разъяснения». Дважды опороченный истец такое не стерпел и повторно обратился в суд. В результате ответчика обязали отправить повторное, «правильное» опровержение.

Иными словами — «первоначальное письмо» и то, что написано сразу после текста опровержения (содержания резолютивной части решения Арбитражного суда г. Москвы по делу №А40-89355/18-5-178) — это два совершенно разных текста. Более того, не надо быть экспертом-лингвистом, чтобы сделать такой вывод, достаточно лишь прочитать оба текста, чтобы убедиться в этом. Суд не возлагал на ответчика обязанности, как и не давал ему права, делать такие разъяснения, сообщать что-либо об ООО «N» «с учетом новых обстоятельств» в адрес указанных лиц.

Изложенные в сообщении данные представлены в утвердительной форме, в связи с чем указанная информация не является выражением субъективного взгляда и может быть проверена на предмет соответствия действительности. Следовательно, направленные ответчиком письма содержат сведения, порочащие деловую репутацию истца, поскольку создает у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о ненадлежащем исполнении обязательств.

 

Компетенция арбитражного суда / Верховный суд РФ   /  16 сентября 2020

Верховный суд РФ, наконец, высказался по древнему вопросу о компетенции арбитражных судов в случае т. н. «иной экономической деятельности» применительно к репутационному спору. Нам неоднократно приходилось отстаивать подведомственность/компетенцию и, как правило, это удавалось на уровне апелляции-кассации. Теперь, надеемся, безосновательных определений о передаче дел в суды общей юрисдикции будет меньше!

…при решении вопроса о наличии у арбитражного суда компетенции на рассмотрение спора о защите деловой репутации правовое значение имеет не только факт осуществления предпринимательской деятельности, но и иная экономическая деятельность участника спорных правоотношений, деловая репутация применительно к которой защищается.

Определение понятия «иная экономическая деятельность» в нормативных актах отсутствует.

Однако термин «экономика» имеет различные научные толкования, большинство из которых объединяет единая концепция — экономикой является деятельность общества, связанная с производством, распределением, обменом, потреблением ресурсов и благ.

В связи с этим экономической деятельностью принято считать взаимосвязанную совокупность процессов (в число которых входит и предпринимательская деятельность), возникающих в результате указанной выше деятельности общества, целью которой является получение максимального положительного результата при потреблении ресурсов и благ при одновременном стремлении минимизировать влияние факторов, которые могут оказать негативный эффект….

 

Иск о защите деловой репутации Марата Галиуллина удовлетворен   /  26 августа 2019

Ни для кого не секрет, что отечественное судопроизводство не спешит. Сроки рассмотрения дел пусть и не такие впечатляющие как на брегах туманного Альбиона, но все же значительные. Поэтому всякий наш клиент, защищающий свою деловую репутацию, должен обладать недюжинными выдержкой и терпением.

Тем приятнее, когда в конце этого сложного пути — победа!

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Факт распространения информации, порочащий истца характер сведений, подтверждается материалами дела.

Доводы ответчика, изложенные в отзыве на исковое заявления, являются несостоятельными, поскольку не соответствуют нормам права, подлежащим применению при рассмотрении настоящего спора и фактическим обстоятельствам, имеющим значение для дела.

Оценив в соответствии со ст. 71 АПК РФ доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, определив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности суд считает требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению…

 

Предприниматели v. Коммерсантъ / Верховный суд РФ   /  21 февраля 2019

Верховный суд учит суды применять п. 10 ст. 152 ГК РФ

Истцы по настоящему делу утверждают, что ответчиками распространены недостоверные сведения, обосновывая необходимость защиты своих прав ссылкой на норму пункта 10 статьи 152 ГК РФ.

Как следует из пунктов 1, 2 и 5 статьи 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

На основании пункта 10 статьи 152 ГК РФ правила пунктов 1 – 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Пункт 11 статьи 152 ГК РФ предусматривает, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно, применяются к защите деловой репутации юридического лица.
В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016) разъяснено, что юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

В силу пункта 10 статьи 152 ГК РФ это разъяснение актуально и для не соответствующих действительности сведений, не носящих порочащего характера.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений, а при заявлении требований по пункту 10 статьи 152 ГК РФ – также факт несоответствия сведений действительности. Вместе с тем такое распределение бремени доказывания не лишает ответчиков права доказывать факт соответствия сведений действительности.

а также, исследовать каждую фразу публикации

Истцами оспариваются спорные положения публикации как содержащие не соответствующие действительности сведения. Лицами, участвующими в деле, а также судами спорные положения публикации обоснованно рассматриваются как распространенные ответчиком утверждения о фактах, а не как оценочные суждения. При этом выводы судов относительно каждого из спорных утверждений сами по себе должны быть однозначными и непротиворечивыми, свидетельствовать о том, соответствует конкретное утверждение действительности или не соответствует.

 

Строители v. ИА Росбалт и ИА «Национальные интересы»   /  8 июня 2018

Еще одна победа! Не из легких. По всей видимости, наши клиенты столкнулись со «схемой», с которой начал бороться Верховный суд России в 2016 году: первоначально порочащая статья публикуется малоизвестным информационным агентством, после чего – полностью воспроизводится «старшим братом». При этом «старший брат» надеется на защиту, предусмотренную ст. 57 Закона «О СМИ».

Возражая против удовлетворения иска, Ответчик 2 ссылается на ст. 57 Закона «О СМИ», согласно которой средства массовой информации не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим СМИ.

Согласно п.10 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016), распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, СМИ посредством дословного воспроизведения сообщения, опубликованного другим СМИ, не влечет применение мер ответственности в виде взыскания убытков, причиненных таким распространением (пункт 6 статьи 57 Закона о СМИ). Вместе с тем редакция журнала не может быть освобождена от обязанности по опубликованию опровержения недостоверных сведений, поскольку опровержение является формой восстановления положения, существовавшего до нарушения права (абзац третий статьи 12 ГК РФ).

 

ПАО v. igolkin.blogspot.ru   /  26 мая 2018

Как известно, арбитражная судебная практика последних лет стала придирчива в делах об установлении юридических фактов: признании анонимных публикаций не соответствующими действительности. Кассационные инстанции несколько раз высказывались: сведения, распространенные на сайте, – повод исключительно для искового производства, с ответчиком – администратором домена.

И в настоящем деле основная баталия развернулась вокруг вопроса о том, можно ли рассматривать дело без привлечения владельца блог-платформы (Google Inc.) и в рамках неискового производства. Сомнения суда удалось развеять и победить!

На страницах блога igolkin.blogspot.ru отсутствует какая-либо информация об авторе. Из ответа регистратора доменов «Региональный сетевой информационный центр» №1265-С от 02.04.2018 года следует, что регистратором домена третьего уровня igolkin.blogspot.ru является компания Google Inc. (США). Указанная компания, в свою очередь является администратором домена второго уровня blogspot.ru. Заявители направляли запросы в Роскомандзор, ООО «Гугл» и Google Inc относительно автора блога igolkin.blogspot.ru, однако сведения об авторе блога и администраторе домена третьего уровня igolkin.blogspot.ru отсутствуют. Установить лиц, распространяющих спорную информацию, не представляется возможным.

 

Компания v. yell.ru / Верховный суд России   /  26 апреля 2018

Суды, оценив указанные доводы, отметили, что сайт YELL.ru не является средством массовой информации согласно Закону Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», так как не зарегистрирован в качестве такового в установленном законом порядке, распространение оспариваемых сведений ответчиками не доказано, ответчики не могут влиять на содержание отзывов, оставляемых пользователями сайта YELL.ru.

При этом суды не признали вышеуказанный сайт СМИ по причине отсутствия формальной регистрации в качестве такового, не оценив фактическое поведение ответчиков по обращению с сайтом, информацию, которая на нем размещается, форму и порядок её размещения, аудиторию, на которую она направлена, периодичность её размещения и обновления. Вместе с тем, истец указывал, что спорный сайт обладает признаками СМИ. Соответственно, в целях выявления действительного поведения участников спорных правоотношений (правило «срывания вуали») судам следовало оценить указанные доводы, квалифицировать фактическое поведение ответчиков и результаты их деятельности на основе фундаментальных принципов гражданского законодательства, в том числе запрета извлечения преимуществ из незаконного и недобросовестного поведения (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса), с учетом указанных принципов и правила определить действительный статус сайта (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.04.2012 №16404/11).

Исходя из вывода, к которому придут суды при квалификации сайта, подлежит определению процессуальная форма рассмотрения заявленных требований истца: требования могут быть рассмотрены в форме искового производства при размещении информации в СМИ и установлении ответчиков или в форме установления фактов, имеющих юридическое значение, на основании пункта 8 статьи 152 Гражданского кодекса, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие деловую репутацию, невозможно.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 3) судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с пунктом 8 статьи 152 Гражданского кодекса суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства.

 

Предприниматель v. Федеральная антимонопольная служба   /  20 марта 2018

Суд признал порочащим включение истца в реестр недобросовестных поставщиков:

Порочащий характер этих сведений обусловлен включением истца в реестр недобросовестных поставщиков, который является публичным и общедоступным, что, соответственно, формирует мнение об истце у третьих лиц как недобросовестного участника хозяйственных отношений, что приводит к утрате доверия к его деловой репутации и следствием чего может быть сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности.

Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 при удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному статьей 44 Закона о СМИ), в течение которого оно должно последовать.

На основании вышеизложенного, суд считает, что требования истца об обязании ответчика удалить с сайта www.zakupki.gov.ru заявку № РНП 83329-16 от 13 декабря 2016 года с информацией о том, что V является учредителем компании — недобросовестного поставщика, об обязании ответчика опровергнуть указанные сведения путем размещения на официальном Интернет-сайте Федеральной антимонопольной службы www.fas.gov.ru резолютивной части настоящего решения подлежат удовлетворению.

 

Фитнес-клуб v. mskgazeta.ru   /  15 марта 2018

…требования истца об обязании учредителя сетевого издания «Московская газета» опровергнуть опубликованные сведения являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.
Оценив представленные доказательства, судом установлено, что спорная информация содержит утверждения о фактах, поскольку изложена в утвердительной форме, не содержит оценочных суждений, при ее прочтении складывается определенное мнение, не является выражением субъективного взгляда и может быть проверена на предмет соответствия действительности.
Суд посчитал, что общий контекст, характер его изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию как порочащую, поскольку являются утверждениями о ведении истцом деятельности с нарушением законодательства.
С учетом этого, исковое требование о признании вышеуказанных сведений, содержащихся в публикации, подлежит удовлетворению.

 

Курсы трейдеров v. antjob.net   /  6 февраля 2018

Суды, наконец-то, стали преодолевать странную практику блокировки сайтов по делам о защите репутации. Вал исков с требованием «признания сведений запрещенными к распространению на территории Российской Федерации», надеемся, сойдет на нет…

Между тем, судом не усматривается оснований для признания вышеуказанных сведений запрещенными к распространению на территории Российской Федерации…

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.10.2012 № 1101 утверждены Правила создания, формирования и ведения единой автоматизированной информационной системы «Единый реестр доменных имён, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

Единый реестр включает в себя сайты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», на которых размещена деструктивная информация.

В части 6 статьи 10 Федерального закона № 149-ФЗ указано, что запрещается распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность.

Таким образом, информация, признаваемая запрещённой к распространению на территории Российской Федерации, должна носить ярко выраженный противоправный характер, наносящий вред неопределённому кругу лиц.

Статьёй 15.1 Федерального закона № 149-ФЗ установлено, что основаниями для включения указателя страницы сайта в сети «Интернет», доменного имени или сетевого адреса, на которых размещена информация, распространение которой в Российской Федерации запрещено, являются как решения органов государственной власти (в том числе Роскомнадзора, Роспотребнадзора, МВД России и ФНС России), так и решения судов о признании информации, распространяемой посредством сети «Интернет», информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

При этом признание сведений не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию гражданина само по себе не свидетельствует об отнесении таких сведений к категории информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Включение в единый реестр сайтов, содержащих сведения, несоответствующие действительности и порочащие деловую репутацию, действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрено.