ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Благодаря высокой квалификации и опыту юристов Бюро, консультирующих по всему спектру вопросов защиты деловой репутации, мы снискали реноме одной из ведущих компаний в "репутационной" области.
 
 
 
 
 

10 ФАКТОВ

Стремление получить не просто хороший, а наилучший результат требует от юриста, кроме академических знаний и практического опыта, способности постоянно исследовать и учиться.
10 фактов о бюро...

Защита деловой репутации

Производитель v. roscontrol.com   /  19 мая 2016

Новый Обзор практики Президума ВС РФ в действии. Компенсации репутационного вреда отныне не существует. Пострадавшим предлагается взыскивать убытки…

Вместе с требование о взыскании с ответчика компенсации нематериального (репутационного вреда) в размере 500.000 руб. удовлетворению не подлежит, исходя из следующего.

В соответствии с пунктами 9, 11 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 г., также разъяснено, что по делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).

С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

 

Автошкола v. ОТР   /  25 апреля 2016

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений (пункт 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Окончательный размер компенсации определяется судом, при этом суд не может быть связан с тем размером компенсации, на котором настаивает истец, а исходит из положений части 2 статьи 151, пункта 2 статьи 1101 ГК РФ, согласно которым основополагающим принципом при определении размера подлежащей взысканию компенсации являются требования разумности и справедливости, предполагающие добросовестный баланс своих и чужих интересов, учет имущественного положения причинителя вреда и поведения самого потерпевшего, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

 

Масло N v. roscontrol.com   /  22 апреля 2016

Оценив представленные доказательства, судом установлено, что спорная информация содержит утверждения о фактах, поскольку изложена в утвердительной форме, не содержит оценочных суждений, при ее прочтении складывается определенное мнение, не является выражением субъективного взгляда и может быть проверена на предмет соответствия действительности.

Суд посчитал, что общий контекст писем, характер их изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию как порочащую, поскольку являются утверждениями о нарушениях истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в общественной жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности.

Кроме того, названные утверждения порочат деловую репутацию истца, поскольку создают у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о том, что истец, будучи субъектом хозяйственной деятельности, осуществляют ее с грубейшими нарушениями действующего законодательства. Такие утверждения формируют негативное общественное отношение к хозяйственной деятельности истца и наносят ему репутационный вред.

 

Компания v. банк   /  19 апреля 2016

Важное дело… Интересно, как сложиться его судьба в апелляции и кассации.

В этой связи в зависимости от избранного истцом способа защиты нарушенного права компенсация вреда, причиненного деловой репутации, может иметь вид (1) компенсации «материальных убытков», сходное с упущенной выгодой, либо может иметь вид (2) компенсации «нематериальных убытков», к которым не применим термин упущенной выгоды, либо вид (3) компенсации нематериального вреда, не имеющего вообще какого-либо денежного эквивалента (публичное опровержение сведений и т.д.).

В первом случае вред деловой репутации оценивается исходя из имущественных потерь.

Во втором случае вред оценивается исходя из общих последствий (неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

В третьем случае вред вообще не подлежит имущественной оценке, а его возмещение происходит неимущественными средствами.

В этой связи определение правовой природы вреда, причиненного деловой репутации, должно происходить индивидуально в каждом конкретном случае.

Учитывая правовое обоснование и содержания требования о взыскании компенсации репутационного вреда, следует, что истцы руководствовались вторым способом, указав в просительной части компенсацию «нематериальных убытков», о чем свидетельствует отсутствие в исковом заявлении четкого метода подсчета суммы компенсации в общем размере 10.000.000 рублей.

Нематериальным характером данного блага (права) определяется и неимущественный характер вреда, причиняемого потерпевшему в случае нарушения другим лицом данного права, и, соответственно, определяется особый вид защиты – компенсация.

Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, хоть и выраженного в денежной форме, но носящего компенсаторный характер, то есть не являющегося эквивалентом нарушенного нематериального блага, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение (что исходя из нематериального характера нарушенного права невозможно), а на уравновешивание неимущественной потери.

Таким образом, законодателем определено, что размер компенсации не зависит от стоимости возможных имущественных потерь, связанных с распространением не соответствующих действительности, порочащих сведений, поскольку лицо, чья деловая репутация была нарушена, вправе требовать от нарушителя не только компенсации, но и возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений.

Компенсация репутационного вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении.

 

Агрофирма v. журнал «Мир Теплиц»   /  11 апреля 2016

Судья Фатеева, известная своей строгостью, назначила по делу судебную экспертизу и с ее выводами справедливо не согласилась:

Суд считает, что в данном заключении эксперт выражает свое субъективное мнение, по сути, перефразируя исследуемое высказывание. При этом не приводится никакого обоснования, по каким именно элементам спорного высказывания и с применением каких методов исследования эксперт выявил описанные скрытые смыслы.

Подобный подход является нарушением ст. 8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», согласно которой эксперт должен проводить исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Кроме того, при производстве судебной экспертизы были допущены и иные нарушения ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», в том числе, и по порядку ее проведения, что подтверждается представленными в материалы дела ответчиком Рецензионным заключением специалиста ООО «Столичный центр экспертизы и оценки» № 25-022/ЛИ от 11.03.2016г. и Рецензионным заключением специалиста Центра независимых судебных экспертиз Российского экологического фонда «ТЭХЭКО» № 7646/Ц от 21.03.2016г.

Таким образом, заключение эксперта по результатам судебной лингвистической экспертизы № 1146/15 от 26.01.2016г. в качестве надлежащего доказательства судом не принимается.

Забавно, что суд также решал вопрос о том, есть ли негативные последствия для истца при упоминании его связей с американской компанией… :)

упоминания США и в связи с политической обстановкой в стране высказывание на обложке носит вдвойне негативный окрас»…

 

Производитель сосисок v. ПЕРВЫЙ КАНАЛ   /  29 марта 2016

По утверждению истца указанные сведения являются заведомо ложными, не соответствуют действительности, и порочат деловую репутацию истца, нанося ущерб взаимоотношениям истца с его партнерами и клиентами, поскольку создают у них ложное представление о неблагонадежности истца, а также о том, что истец, будучи субъектом хозяйственной деятельности, осуществляет ее с грубейшими нарушениями действующего законодательства Российской Федерации.

Доводы отзыва ответчика признаны судом необоснованными и не состоятельными и отклонены ввиду противоречия фактическим обстоятельствам дела, представленным в дело доказательствам и неправильным применением норм материального права.

Характер высказывания, а также способ передачи информации и смысловая нагрузка позволяют установить факт утверждения ответчиком об истце в негативном свете.

Кроме того, несмотря на получения результатов исследования продукции истца от аккредитованной организации, об отсутствии компонентов сои, журналисты не делают на этом акцент, не доводят указанную информацию до зрителя, а наоборот, пытаются получить объяснения от истца о наличии в его продукции сои.

 

Энергетики v. АиФ   /  23 марта 2016

Поскольку судом установлен порочащий характер оспариваемых сведений, а также с учетом того, что распространение данных сведений осуществлялось путем размещения их на сайте, принадлежащем ответчику, то в соответствии с п. 2 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации суд обязал ответчика опубликовать опровержение по настоящему делу.
Таким образом, суд пришел к выводу, что иск следует удовлетворить, так как истец доказал факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При этом в арбитражном процессе предполагается добросовестность процессуального поведения сторон, пока обратное не доказано допустимыми доказательствами, в частности вступившим в законную силу приговором по уголовному делу.

 

Право на забвение: Яндекс

Удаление информации в поисковой системе Яндекс.

Яндекс, как и Google, также предлагает форму для заявления на исключение из результатов поиска ссылок на информацию, распространенную с нарушением законодательства РФ, являющуюся недостоверной, неактуальной или утратившей значение для заявителя, информацию о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым уже истекли, информацию о совершении заявителем преступления, по которому снята или погашена судимость.

 

Право на забвение: Google

С момента вступления в силу известного «закона о забвении«, т.е. с 1 января 2016 г. у граждан появилась возможность обратиться напрямую к поисковиками с требованием об удалении незаконно распространяемой, неверной или неактуальной персональной информации из результатов поиска.

Поисковая система Google предлагает специальную форму для заполнения:

 

Новый обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.)

Наконец-то внятна разъяснена ситуация с товарными знаками, в отношении которых распространяются порочащие сведения.

Отменен формальный подход: «Отсутствие в публикации точного наименования истца не свидетельствует само по себе о том, что высказывание к нему не относится….»

Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.)

Положения части 1 статьи 21, статей 23 и 34, статьи 45 и части 1
статьи 46 Конституции Российской Федерации гарантируют каждому право на
судебную защиту своей чести и доброго имени.

В силу предписания части 3 статьи 17, статьи 29 Конституции
Российской Федерации устанавливается возможность выражения каждым своего
мнения и убеждения любым законным способом, не нарушающим права и свободы
других лиц. Это обязывает суд как орган правосудия при разрешении
возникающих споров обеспечивать баланс конституционно защищаемых прав
человека на свободное выражение взглядов и прав на защиту всеми своей
чести, достоинства и деловой репутации.

Реализация конституционных прав, направленных на защиту
нематериальных благ, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей
12, пунктом 5 статьи 19, статьями 150, 152, 1099 и 1100, пунктом 3 статьи
1251, пунктом 2 статьи 1266 Гражданского кодекса Российской Федерации
(далее – ГК РФ). Требования об их защите сроком давности не ограничены
(статья 208 ГК РФ), исключение из этого правила установлено в пункте 10
статьи 152 ГК РФ в отношении сведений о гражданине, распространенных в
средствах массовой информации.

В рамках проводимой в последнее время в Российской Федерации реформы
гражданского законодательства были изменены правовые нормы о судебной
защите нематериальных благ, устанавливающие более широкие средства
правовой защиты для лиц, в отношении которых распространены сведения
диффамационного характера, в том числе и в сети «Интернет».

 

Трансаэро v. Общая газета   /  4 марта 2016

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

 

Экопром v. rosсontrol.ru   /  27 января 2016

Суд апелляционной инстанции считает факт распространения ответчиком – ЗАО «Росконтроль», являющимся администратором доменного имени www.rosсontrol.com (л.д. 49), спорной информации доказанным, поскольку истцом представлен заверенный нотариусом протокол осмотра страницы сайта в Интернете www.rosсontrol.com от 30.03.2015 г. (л.д. 14-22).

При этом доводы заявителя ЗАО «Росконтроль» о том, что не является лицом, размещающим информацию на портале rosсontrol.com, поскольку администрирование передано в доверительное управление, не принимаются судом во внимание, поскольку не подтверждены документально.

Исходя из характера допущенного нарушения на сайте в сети Интернет, избранного способа защиты, следует признать, что другие ответчики (соответчики) прав истца не нарушают, поэтому подлежит отклонению довод истца о необходимости возложения ответственности на всех ответчиков.

Факт того, что информация о несоответствии воды требованиям безопасности не соответствует действительности, подтверждается решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. Апелляционным определением судебной коллегии Московского городского суда от 14 марта 2015 г. решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, вступило в законную силу.

 

Оникс-М v. Росалкогольрегулирование. Апелляция   /  24 декабря 2015

Оценив представленные доказательства, суд установил, что спорная информация содержит утверждения о фактах, поскольку изложена в утвердительной форме, не содержит оценочных суждений, носит порочащий характер, негативно характеризует истца, при ее прочтении складывается определенное мнение, не является выражением субъективного взгляда и может быть проверена на предмет соответствия действительности, чем умаляет деловую репутацию истца.

Судом установлено, что ответчиком не представлено доказательств достоверности распространяемой информации.

Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению. Обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений лежит на ответчике. (пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3). Ни суду первой инстанции, ни апелляционному суду такие доказательства не представлены.

 

Трансаэро vs Общая газета   /  3 ноября 2015

В силу ст. 51 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», не допускается использование прав журналиста в целях распространения слухов под видом достоверных сообщений, а также запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина по признакам его профессии или работы, а также в связи с его политическими убеждениями.

В ходе рассмотрения спора по существу ответчиком не представлено достаточных и достоверных доказательств в подтверждение достоверности опубликованных сведений.

Порядок опровержения не соответствующих действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации, установлен в ст. 44 Закона Российской Федерации 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», согласно которой в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Единственная загадка, каким образом суд усмотрел солидарную ответственность автора и издания.

Истец, воспользуюсь правом, установленным п. 5 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, требует компенсации в общем размере 1.000.000 рублей, однако, суд, исходя из характера нарушения, степени вины нарушителя, недоказанность вероятных убытков, а также, исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал возможным уменьшить сумму компенсации до 200.000 рублей.

 

Оникс-М v. Росалкогольрегулирование   /  30 сентября 2015

Размещенная на официальном сайте информация содержит сведения о фактах не соответствующих действительности, которые отсутствуют в деятельности ООО «Оникс-М», наносят вред деловой репутации Общества, и носят вред взаимоотношениям с партнерами.

Указанная информация опровергается содержанием Акта выездной плановой проверки №У1-а413/08 от 20.04.2015г в ООО «Оникс-М» за период с 05.02.2013 по 24.03.2015, а именно:

Пункт 12 подтверждает, что проведена проверка минимальных цен соответствие Приказам алкогольрегулирования и нарушения отсутствуют.

Пункты 7 и 8 подтверждают, что проведена проверка подлинности Федеральных специальных ж и Акцизных марок, визуальным путем и путем применения детектора спецзащиты, и нарушения отсутствуют. Алкогольной продукции с изменением первоначального содержания ФСМ и AM в Обществе не имеется.

Алкогольная продукция осмотрена на соответствие ГОСТам и несоответствия отсутствуют. Часть продукции была отобрана на экспертизу по качеству и соответствию ГОСТ, и экспертами установлено соответствие данной продукции требованиям ГОСТ и санитарных правил и гигиенических норм.

Также проведена проверка сопроводительных документов, удостоверяющих легальность производства и оборота алкогольной продукции, нарушения также отсутствуют.

Вышеизложенное подтверждает размещение Росалкогольрегулированием на информационном сайте недостоверных сведений в отношении ООО «Оникс-М», порочащих деловую репутацию Общества.

Оспариваемые сведения носят порочащий характер, поскольку указывают на осуществление ООО «Оникс-М» хозяйственной деятельности с нарушением действующего законодательства Российской Федерации.

Распространенные сведения формируют негативное общественное отношение к хозяйственной деятельности истца и наносят вред его деловой репутации.

Сведения, распространенные Росалкогольрегулированием, отвечают наличию совокупности элементов, предусмотренных статьей 152 ГК РФ: порочащие, распространенные и не соответствуют действительности.